Пациент скорее жив или скорее мертв?

Предыдущая заметка вызвала бурную дискуссию в LinkedIn, которая в общем виде свелась к спору о том, что работает маркетинг или нет. На самом Виктор Копченковделе – получилась парадоксальная ситуация. С одной стороны маркетинговые функции в компаниях есть, но маркетинга нет, потому что маркетологам в компаниях делать нечего.

Это вообще как? А вот так:

Самая большая претензия бизнеса к маркетологам заключается в том, что маркетологи могут печатать визитки, но не приносить деньги. Отсюда и рождаются утверждения, что в b2b маркетинг не работает, что маркетологи могут проявить себя только в b2c с большими бюджетами. И отсюда же отношение к маркетингу, как к центру затрат, а не как к источнику прибыли в компании.

Одна из причин такого отношения – в совсем недавнем прошлом еще не было проблематики конкуренции хотя бы на текущем уровне – рынки росли сами по себе и продажи можно было строить по принципу «бери больше, бросай дальше». В этой ситуации маркетинг действительно был в простейшем состоянии – по уровню эволюции где-то рядом с инфузорией.

Сейчас же ситуация постепенно меняется, кто бы что не говорил. Конкурировать становится сложнее и компании начинают отходить от стратегии столбления территорий в строну более сложных моделей. И это хорошая возможность для маркетологов перейти в другую весовую категорию.

Но прежде всего, для изменения ситуации самим маркетологам необходимо перейти от полусознательного «сидения в процессе» к сознательному контролю ключевых цифр. В связи с чем было бы очень интересно узнать – как распределятся ответы при честном ответе на вопрос ниже:

[poll id=»18″]